На один день из Парижа: Амьен

В Амьен мы отправились из Парижа теплым апрельским утром. Приехав только несколько дней назад из холодной, еще покрытой остатками серого снега России, мы вдруг попали в самое настоящее лето. Поэтому бегать по достопримечательностям особого желания не было — хотелось валяться на солнышке и отогревать промерзшие за долгую зиму тела.

Так что многого мы в Амьене не увидели. Но даже и того, что попало в поле зрения, хватило, чтобы составить впечатление о городе как о месте, полном мистических тайн и маленьких открытий.

Наши вылазки в подпарижье отработаны до автоматизма: быстрый завтрак с кофе и круассанами, 20 минут на дорогу и метро – и вот мы уже на вокзале Gare du Nord. Билеты куплены накануне, мы праздно ждем поезд, непродолжительное время глазеем на местную публику и наконец отправляемся навстречу неизвестности.

Выйдя из вокзала в Амьене приятно удивлены – напротив выхода расположился передвижной лоток с туристической информацией: карта Амьена, брошюры и листовки по достопримечательностям. Любезная мадам отвечает на вопросы и отмечает искомое на карте. Все бесплатно и исчерпывающе.

Вдохновленные таким началом, бодро направляемся к первому пункту назначения – Дому-музею Жюля Верна.

Приближаясь к дому обожаемого в детстве писателя, делимся впечатлениями – и я, и моя сестра независимо друг от друга улавливаем некие мистические вибрации, насыщающие воздух. Все кажется неслучайным. И черный дрозд-дозорный, примостившийся на черепе скульптурного гражданина, и скрытая кустарником железная дорога. Мнится, что это не просто железнодорожное полотно, убегающее вдаль под мостом. Но явный, обозначенный тенью моста, переход в иное измерение – может быть даже в те самые жюльверновские времена…

Сам дом вызывает ассоциации со старым, крепко уважаемым когда то квестом под названием Myst. Сверху над домом возвышается башенка-обсерватория. Во внутреннем дворике разглядываем ее уже во всем великолепии, дополненном чудесным входом в стиле модерн… Eще не зайдя в дом, вы понимаете, что попали в место необычное, что идете в гости действительно к тому, кто написал Таинственный остров и Путешествие на Луну.

Читайте также  МДИНА

Внутри музея фотографировать запрещено. При этом и обычных в таком случае картинок-открыток в продаже нет. Наверное, это правильно – дом не делится своими тайнами с непосвященными. И только преодолевший пространства и вошедший в этот своеобразный храм может причаститься жюльверновских таинств.

Вы встретите здесь и вполне предсказуемые экспонаты: автографы знаменитого писателя, его награды, прижизненные издания, детали быта, наконец… Но поднимаясь вверх по узкой винтовой лесенке, по которой хаживал сам Жюль Верн, с каждым новым этажом и с каждой новой комнатой вам будут представлены все более интересные и необычные вещи…

На десерт — жюльверновский чердак с его самыми диковинными сокровищами… Какими? – вы узнаете это сами, когда посетите этот замечательный дом-музей. Главное, чтобы вы были по-детски открыты чудесному, как был открыт ему сам Жюль Верн до самых своих последних дней, проведенных в этом доме.

Покинув необычный музей, уходим к достопримечательностям более… нет, слово обычным здесь не годится. Ведь наша следующая цель – знаменитый Амьенский собор, один из трех эталонов французской готики (наряду с Шартрским и Реймсским соборами).

Собор видно издалека и со всех направлений. Но вот сфотографировать его во всей красе достаточно тяжело – вокруг собора теснится множество домиков. И лишь небольшая площадь перед собором позволяет поймать в объектив фасад Амьенского Нотр-Дама.

Кстати, по дороге от Жюля Верна к собору пытливый и любознательный турист может ухватить еще пару музеев: частный музей Витража и государственный музей Пикардии (художественно-исторический). В нашу программу музеи не были включены, поэтому мы решительно проследовали мимо.

Сам собор поразил нас своими огромными, огромными-огромными размерами: в Амьенском Нотр-Даме можно разместить два Нотр-Дама Парижских. Потрясающе большой и прекрасный снаружи, внутри Амьенский собор кажется еще более объемным. Этот эффект возникает по-видимому, из-за того, что собор нетипично хорошо освещен. В годы мировых войн Нотр-Дам утратил большинство своих витражей, и это безусловно печальное обстоятельство обеспечивает ему ныне потрясающе сияющий и свежий вид интерьера.

Читайте также  ЗАЛИВ СПИНОЛА

Уникальный сам по себе, Амьенский собор таит в себе и другие сокровища. В частности, голову Иоанна Крестителя – трофей Крестовых походов, фигурку плачущего ангела, пышное скульптурное убранство фасадов и знаменитый шпиль каштанового дерева, венчающий постройку. Говорят, в летнее время с наступлением темноты, собор расцвечивается цветной подсветкой, возвращающей ныне белоснежным статуям их первоначальный разноцветный облик. Но чтобы увидеть это, нужно остаться в Амьене до позднего вечера или остановиться на ночь.

Каналы задних дворов Каналы Амьена За собором переходим по мостику небольшой канал и снова вспоминаем о мистике. Что за шуточки с пространством – только что мы были во Франции, и вдруг оказались в Голландии. Или может в Бельгии? Вобщем, в одной из тех самых Северных Венеций, широко известных своими разноцветными домишками и каналами. Проходим узкий канал на задворках, пересекаем канал со стороны парадных фасадов и попадаем на площадь, этакое Амьенское чрево: кругом кафешки и ресторанчики. Каналы здесь широки и парадны. Прямо в воде — деревянный истукан. В его ногах красноносые птицы свили себе гнездо, ничуть не обеспокоившись обилием народных масс по берегам каналов.

Почти повсюду – французская речь. Толи местные жители собрались пообедать, толи Амьен богат на собственных туристов-французов. Время было обеденное, бороться с искушением мы не стали. Блюд региональной кухни мы в вывешенных меню не обнаружили, потому выбрали ресторанчик с симпатичным декором и видом на шпиль Амьенского собора. Решили долго не рассиживаться, а по-быстрому умять по блину с начинкой. Как выглядит этот блин (кстати, гречневый!) за 18 евро, вы можете увидеть сами — заодно поищите на фотографии, где там в тарелке блин под целой горой мяса и картошечки в фольге. Вот когда я пожалела, что рядом нет мужчины! Ибо поглотить этакое богатство своим неподготовленным дамским желудком у меня получилось едва ли наполовину.

Читайте также  ФОРТ САНТ-АНДЖЕЛО

Третий и последний пункт нашей программы – Ортийонаж (Hortillonnages). Ортийонаж – это многочисленные, около 450 шт, участки осушенных болот. Участки осушены еще древними римлянами, которые обеспечили таким образом плодородную почву для взращивания овощей на прокорм своих воинов.

Сегодня местные дачники выращивают здесь кому что нравится – фрукты-овощи, или просто цветы и газоны. Участки суши густо прорезаны сетью каналов, где можно прекрасно провести время, катаясь на лодочках с местной лодочной станции. Сестра у меня девица пугливая, страшащаяся перспективы перевернуться и в мокром виде следовать до городу Парижу. Поэтому на лодочках мы кататься не стали, а пошли гулять вдоль каналов по извилистой дорожке. Чем доставили себе не меньше удовольствия. Поглазели на местные огороды, на рыбаков, на уток с утятами, на катающихся в лодках людей. С приближающихся лодок нас экспрессивно приветствовали отдыхающие и мы волей-неволей чувствовали себя участниками общего праздника жизни.

Пеший путь закончился раньше, чем водный – посему чем уж там заканчивается водная дорога, не знаю. А мы нашли симпатичные скамейки, достали из торбы бутылку отличного вина и не спеша опустошили ее с пожеланиями доброго урожая амьенским дачникам.